17:32, 21 Октября 2017

Анатолий Бейрак сделал из комедии унылую и скучную «средне-русскую тоску»

В Калужском областном драматическом театре показали премьеру по пьесе Эдуарда Дэ Филиппо «Филумена Мартурано».

Всегда считалось, что испортить одну из лучших комедий блистательного итальянского драматурга Эдуардо Дэ Филиппо невозможно. Гений режиссуры калужского театра, режиссер Анатолий Бейрак смог сделать невозможное. «Филумена Мартурано» «разлива» Анатолия Бейрака – это удивительно долгая и тоскливая история про дрязги в семье. Из итальянского в ней, пожалуй, лишь банальные жесты Доменико (засл. артист России Сергей Корнюшин).

Рыхлый в целом и часто нелогичный в мелочах спектакль длится около трех часов. В течение полутора часов первого акта неоднократно возникает желание просто подтолкнуть актеров, попросить их проснуться. Мхатовские паузы, долгие задумчивые разговоры, тоскливые музыкальные всхлипы, - всё это, безусловно, может существовать на сцене. Но не в яркой истории Эдуардо Дэ Филиппо. Второй акт короче первого в два раза, однако живости, свежего итальянского воздуха он не прибавляет. Всё та же «средне-русская тоска» под заунывную струну. И уже в первой трети спектакля становится всё равно, что там дальше будет, что предпримет Филумена (засл. артистка России Надежда Ефременко) для сохранения семьи и будущего её детей. В советские времена такое настроение в залах витало на партийных собраниях: все знали, что там за трибуной происходит, всем было неинтересно, но досидеть до конца вроде бы нужно.

Нелогичность отдельных мизансцен, а я бы сказал – попросту небрежность, очень сильно режет глаз. С самой первой минуты, когда Филумена открывает дверь, выглядывает вроде бы из своей комнаты, однако – смотрит внутрь. На экране, высоко над сценой, при этом видны тени Доменико и его очередной подружки. Режиссер нам показывает – она видит это свидание. Хорошо, мы поняли. Умом. Глазами же мы видим непонятные телодвижения героини. Открыла дверь – закрыла дверь. И уж совсем глаза отказываются верить пришедшему после ночи пьяного гульбища, после сна на площади, укрывшись газеткой, после терзаний и раздумий, Доменика в отглаженном костюме из прошлой сцены. Ну, если Анатолий Бейрак ни разу не проводил ночь в загуле на улице, то можно было хотя бы спросить у тех, попадал в подобные ситуации? Или просто почитать классику? 

Доменик в спектакле Бейрака предстает этаким обколотым транквилизаторами буйным пациентом психбольницы. То он из последних сил пытается взбодриться и показать остатки темперамента, то впадает в глубокую депрессию, то в ступор, машинально произнося текст. Однако за всеми этими внешними проявлениями нет живого человека. Кто вы, мистер Доменико? Не дает ответа. Да и не очень-то хочется понять его, не дает режиссер ни малейшей зацепки, хоть минимального манка зрителю.

Отсутствие точных и верных акцентов портит и образ Филумены. Псевдорусский психологизм, наложенный на итальянскую страсть – весьма скверный коктейль. Непонятно, где она говорит начистоту, а где играет со своим Доменико. Характер, великолепно прописанный в пьесе, зачем-то коверкается, натягивается на придуманный режиссером из головы образ некой Матрены-страстотерпицы. От того и гениальные реплики, как, например, «Найди его револьвер», всегда и практически везде вызывающие гром аплодисментов и взрывы смеха, на калужской сцене тихо уплывали в пустоту меланхолии. Постарался режиссер усложнить работу актрисе и в сцене признания с сыновьями, посадив её практически на авансцену – спиной к детям. В результате получился ходульный, деревянный эпизод в духе «я же ж мать».

Лишь изредка «болотную тоску» спектакля чуть взбадривали персонажи, на которые, видимо, режиссёр не счел нужным обращать своё пристальное внимание. Легким глотком свежего воздуха являлись и Розалия (засл. артистка Людмила Парфирова), и Микеле (Кирилл Бессонов), и Лючия (Елизавета Лапина). Работу Людмилы Парфировой я бы назвал лучшей в этом спектакле. Точный образ служанки. Ироничная, со своей нелегкой судьбой, она, на мой взгляд, сумела аккуратно, без котурнов создать образ живого человека. Её персонажу улыбаешься, веришь и сочувствуешь. Именно в Розалии виден гениальный Дэ Филиппо.

Обескураживает и сценография постановки. Известный своими «говорящими» декорациями художник Максим Железняков создал на редкость «никакую» визуальную атмосферу спектакля. Это тот вариант, когда можно смело заменить задник с видами города на, например, картину заката, переставить местами прихожую и комнату или вообще убрать все декорации – и ничего не поменяется.

Обобщая всё вышесказанное, можно сделать неутешительный для калужского драмтеатра вывод: драматург отомстил режиссеру, а в результате пострадал зритель.

P.S. Нередко, после таких рецензий следует реверанс в сторону актеров: мол, жаль, что им приходится работать с таким режиссером. Они, мол, не виноваты, они же у нас талантливые и вообще очень хорошие люди. Я не буду этого делать, и вот почему. Да, актер зависим, но не настолько, чтобы молчать, видя, как его театр опускается в болото пошлости. И это не единичный случай. Премьеры последних лет показывают, что уровень калужского театра опускается. И чем дальше, тем быстрее и ниже. Молчать и играть в откровенно бездарных спектаклях  означает принимать нынешнюю позицию театра. Соглашаться с ней. А поэтому, простите, господа актеры и актрисы, никаких реверансов.

Владимир Андреев
фото Антон Демидов

Нашли опечатку
в тексте?
Выделите
её мышкой!
И нажмите

Комментарии

Евгений Карман 03 ноя 2017 в 14:13
А с какими театрами идет сравнение по уровню? Например в сентябрьской Филумене самарцев декораций вообще почти нет, там просто комната, но зато драматургия интересней.
александр фалалеев 22 окт 2017 в 13:53
Я был в Театре! Совершенно потрясающая Ефременко! Великолепно играл Корнюшин. Ни капли фальши ни от одного исполнителя. Ни разу не было скучно. Музыка в тему. Декорации не мешали. Хорошая ли режессура? Не знаю... Видел фильм "Брак по-итальянски", смотрел спектакль МХАТа. У Калдрама по-своему, интересно. Уходил с ощущением праздника!
Вячеслав Горбатин 21 окт 2017 в 23:30
А мне спектакль понравился! И Ефременко о Корнюшин былы великолепны!