15:28, 26 Мая 2018

Из дневников проекта «В одном окопе»: Катерина Кричко

В мае на телеканале Ника ТВ стартовал уникальный проект «В одном окопе». Собрав истории своих родственников, которые участвовали в Великой Отечественной войне, журналисты телекомпании выяснили, что их деды в буквальном смысле могли сидеть в одних окопах. Они воевали на одних фронтах, освобождали одни и те же города и даже находились в одних и тех же лагерях смерти.

Премьера первого фильма проекта прошла 9 мая.

А теперь мы продолжаем публиковать дневник проекта «В одном окопе». Вслед за Мариной Улыбышевой и Ириной Журавлёвой, о своих впечатлениях после поездки в Беларусь рассказывает режиссёр первого фильма проекта Катерина Кричко.


Когда из родного Минска я уехала и оказалась волей судьбы в Калуге — короткие возвращения домой стали радостью и счастьем. И в этот раз, при возможности, пусть даже на пару дней приехать в Беларусь «по работе», — я радовалась, что еду домой. Никакого лишнего волнения не было: ведь мне казалось, что я знаю всё об этой земле и историю своей семьи тоже. А оказалось, что всё не так просто. Теперь я думаю, что я только в начале пути, того самого пути, на котором можно что-то узнать и главное — понять.

«Яшчэ чуда перва чуда чуда родзіна мая» — так поётся в одной старой народной белорусской песне. В ней рассказывается про леса, болота с туманами и, конечно, о чудесах. И когда я нахожусь дома — вот на этой самой земле, я ощущаю чудо прямо на физическом уровне — мои ноги превращаются в корни, которые врастают в сырую почву и тянутся в самую глубь, обретая силу, а я как будто превращаюсь в могучее дерево и вытягиваюсь прямо к солнцу ветвями.

Земля тут и вправду необычная, может быть, от того, что судьба у неё непростая, особенная. Да, возможно, я знаю, о чём поются песни на этой земле. Но о чём молчит эта земля, о чём она пытается мне сказать, когда врастают мои корни в неё? И что питает меня и даёт силы идти дальше? Только теперь на эти вопросы я начинаю находить для себя ответы.

Теперь, после этой короткой рабочей поездки на Родину, я начинаю прислушиваться к тишине земли и слышать, о чём она молчит.

А что произошло за эти несколько дней? Лично для меня произошло несколько важных моментов. Во-первых, я посмотрела на свою землю глазами моих друзей и коллег — Марины, Ирины, Жени и Андрея. Мне было важно, что им понравилось, понравилась чистота и ухоженность дорог, полей и лесов, понравились придорожные столбы с приспособлениями для того, чтобы могли здесь селиться аисты, понравились люди.

Моя тётя Тома, от которой я слышала и раньше рассказы про Озаричи — страшный лагерь смерти, придуманный фашистами, — человек, не живущий напоказ. Как живёт, так и встретила нас: в рабочей одежде, в платочке, повязанном на скорую руку.

— Тётя Тома, что делаете?

— Ой! В зямли капаюсь!

В этот раз почему-то особенной музыкой звучало каждое слово её речи, её юмор, неиссякаемый оптимизм, добродушие, гостеприимство. Ведь мы вместе со съёмочной группой приехали узнавать нашу историю, и эта история оказалась на каждом шагу. Тётя Тома поворачивается и указывает рукой:

— Здесь полицай жил… И здесь полицай жил… А здесь — толмач, переводчик…

И у меня впервые там вдруг возникает вопрос, который, наверное, могут задать себе многие — а почему у нашего старшего поколения, пока они живы, мы так мало спрашиваем о подробностях их жизни? Мы всё стараемся жить новым днём, новым временем, а рассказы про прошлые бедствия, голод и холод, который пережили наши бабушки, дедушки обычно не сильно трогали раньше душу: важной казалась НАША жизнь, а их, прошедшая, не важной.

Но вот там, работая над фильмом «В одном окопе», смотря на свою родную землю и своих родных сквозь объектив камеры и фотоаппарата, я вдруг поняла, что если бы они тогда в этой оккупации, в этой войне, не выжили, не выстояли, то и меня бы не было. Как будто линзы фототехники внезапно увеличили всё — их стойкость, мужество, жизнелюбие, веру в лучшее.

Наши с Ириной Журавлёвой бабушки в марте 1944 года были брошены немцами умирать на одном клочке земли. Мы уже несколько лет работаем на одной телекомпании, в «одном окопе». Но, если бы не эта поездка, то мы об этом никогда бы не узнали. Да и я бы сама, наверное, не собралась бы специально в Озаричи, чтобы пройти по той многострадальной земле и буквально подошвами ощутить её тяжесть, потому что много горя и слёз она впитала, и этот шрам, этот рубец не зажил до сих пор.

Наша командировка закончилась, но мне кажется, она продолжается, потому что в душе продолжаются мысли, чувства и вновь и вновь звучит попеременно то музыка, то тишина. Продолжается история, моя история, история моей семьи. Для меня она стала ещё более осмысленной и родной.

Катерина Кричко

Нашли опечатку
в тексте?
Выделите
её мышкой!
И нажмите

Комментарии