11:07, 08 Декабря 2015

Умереть в провинции у моря

Калужский драмтеатр показал премьеру спектакля "Понтий Пилат". Режиссер Александр Баранников. Пьесу, как сказал в одном из интервью сам Александр Георгиевич, написал иркутский драматург Алексей Шманов специально для Баранникова. Мешок цитат, если не сказать более жестко.

Идея, в общем-то, чуть моложе самого сюжета. Как бы поступил Прокуратор, если бы ему дали второй шанс? При этом, автор переносит Пилата в мирные условия. Берег моря, нет рядом Каиафы и синедриона, нет нужды оглядываться на Рим. Как он мог в таких условиях поступить? Конечно же отпустил бы Иисуса (персонаж пьесы Ису). Вопрос: и что? А ничего, ответствует зритель.

 

Ну, отпустил, а что тут такого?  Действительно, если бы бабушка была дедушкой... Но даже бог с ним с этим, в конце концов, автор волен фантазировать, режиссер творить.

Поясню в двух словах сюжет. Некий персонаж в гриме записного опереточного злодея ходит по сцене и страдает. Страдает "тонко", руки заламывает очень редко. Рядом с ним ходит его, скажем так девушка, которая не совсем понятно чего хочет. На рабыню она вроде не похожа, на госпожу тоже. Некий символ, наверное, чего-то. Повторю, берег моря, некая то ли вилла, то ли военный лагерь. Персонаж, которого называют в спектакле Префект, сбежал туда после того, как совершил нечто страшное. Чтобы совсем скрыться,  он подбросил вместо себя труп кого-то и эта девушка признала в трупе Пилата. И уехала с ним на берег моря. Но это не все!

На эту то ли виллу, то ли военный лагерь, постоянно забредают какие-то люди. Вот ведь беда какая. Префект этих людей ловит и сажает в свою темницу. Среди людей попадается один по имени Иса. Есть там некто похожий на Петра, на Иуду, есть падшая женщина... понимаете, о чём речь? Вот ведь! А Префект этот, никто иной как сам Понтий Пилат, затерявшийся во времени и пространстве. Ух, как завернуто, да? И... правильно, история решила повториться.

Мешок цитат, написал я выше. Ага, с самого начала и до самого конца спектакля мозг со скоростью выстрелов пулемета выдает повторы: тут и Бродский, и Булгаков, и Шекспир, и Уеббер. Впрочем, последний, и вкупе с ним "Стена" Пинк Флойда, - это заслуга уже не драматурга, а режиссера.

"Цитаты", - так теперь это модно называть. Ну-ну.

Из оригинального Баранниковского остался разве что трехсерийный финал. Только разведешь ладони, чтоб похлопать, ан нет, там ещё есть продолжение, а потом после следующей точки, снова спектакль. И так до момента, пока, наконец, некто в белом с русой бородкой и очами в небо не уведет дядю-Пилата куда-то назад, к арьеру сцены в луче света, почти по лунной дорожке. Упс! Опять "цитата" из "Мастера и Маргариты". Лучше б ты умер в первом акте. В провинции. Да.

Для тех, кто смотрел спектакль

Добавлю к выше написанному, пожалуй, ещё совсем уж детский приём: накрутить колбасы из непонятностей, эпизодов Библии, сдобрить современными атрибутами... и в конце (видимо для того, чтоб ничего не осталось непонятым) дать главному герою длиннющий монолог, в котором собственно и рассказать о чём это всё и почему это всё. Этакая памятка для тупых. Из всего текста выделю, пожалуй, лишь одну классную фразу Ларисы (дама Префекта), обращенную к Пилату: "Да кому ты нужен!?". Да, сильный момент, однако он вязнет в тусклом теле всего текста. Ну всё. Хватит о пьесе.

Спектакль. Баранников умный человек и ставить безделицу на такие темы не будет. Он мог с лёгкостью поставить  "Комнату невесты", пустив дымок из преисподней в начале, в надежде на то, что зритель весь спектакль будет ждать выхода черта. Здесь он думал. Думал долго.

 Есть такая избитая фраза: "Чем будем удивлять?". Баранников решил видимо, что достаточно самой идеи, заложенной в пьесе, для удивления и не стал особенно напрягаться. Раз история вселенская, то нет ничего зазорного, если воспользоваться мощными эмоциональными придумками своих коллег-предшественников. Помните в "Пятом элементе" Лилу смотрит на перемотке историю мира в компьютере? Начало "Пилата" - картинки видео ужасов нашего мира. Мелькание прожекторов по металлическим перилам и фермам - эффект, который только ленивый ещё пользовал. А что, действует ведь! И ассоциации со "Стеной" "Пинк Флойда" очень прозрачные.

По сцене всюду разбросаны наполненные черные мусорные мешки. Это, на мой взгляд, один из немногих символов, за которые я готов поклониться Александру Георгиевичу. Здорово. Если отвлечься от сарказма и воспринять спектакль так, как хотел режиссер, то мешки эти - да. Очень точно показывают всю тяжесть грехов человечества. Ассоциации самые различные - от "это Пилат хранит здесь, на островке безвременья и безпространства, грехи свои и всех людей", до "мы никогда не сможем освободиться от своих грехов, они всегда с нами, пусть даже невидимы, в мусорных черных мешках, но мы знаем, что они с нами". И подтверждение есть в тексте пьесы (или спектакля - не читал текста самой пьесы) "В каждом из нас достаточно мусора".

Первый допрос Исы – сцена практически дублирует допрос Иешуа из фильма "Мастер и Маргарита" Владимира Бортко. Но! Здесь префект (он же Пилат) не может знать - кто перед ним.  Перед ним обычный бродяга, которых у него в подвале уже четверо. Мы не видим самого процесса узнавания в Исе - Его. Пилат сразу относится к Исе как к Иисусу. Почему? Тот же вопрос возникает у меня и в сцене знакомства Исы с обитателями пещеры. Почему так? Заговорили, будто Иса вышел на секунду и тут же вернулся. В сцене омывания ног я подумал было, что актеры  просто текст забыли. Зачем такие многозначительные паузы и оценки? Ведь спутники Исы не понимают кто перед ними. Они же (судя по оценкам и действию до и после этой сцены) в лучшем случае считают Ису просто вожаком. Это Баранников знает, что Иса - это Иисус и пытается это нам показать в тот момент, когда даже ребенок уже догадался, что здесь происходит. И дальше "понеслась душа в рай". С каждой сценой напыщенность и "святость" накатывают как цунами. Чем дальше, тем всё наиграннее и пафоснее. Так хотелось вслед за Ларисой крикнуть: "Останови этот дурацкий спектакль!".

Кстати, первый эпизод "спектакля" ("цитата» из Шекспира - "Мышеловка") Пилат смотрит, сидя вытянувшись в кресле где-то наверху - это понятно - спектакль он заказал - он и смотрит. Однако все последующие "эпизоды" этого спектакля в спектакле Пилата на сцене нет. Для кого играют актеры? В нашем понимании, с точки зрения логики: мы смотрим спектакль, в котором актеры играют актеров, разыгрывающих сценку. Для другого персонажа. А его нет. Ещё раз: для кого они это делают? Для нас, зрителей? Нас, зрителей, режиссер считает сумасшедшими?

 

Много там всего было... Но Баранников есть Баранников. Когда хочет - может. При всей несуразице, при банальности текста, он сумел сшить очень плотно ткань спектакля. Плотно и местами захватывающе. Неоправданных длиннот (за исключением буквально нескольких моментов) нет. Действо, практически стоящее весь первый акт, смотрится динамично. Да, я не ошибся в терминах. Именно бездействие первого акта смотрится гораздо динамичнее, шагающего через истории из Библии и сюжетные навороты автора, второго акта. В результате после спектакля, отплевавшись на финальный монолог и тридцать три финала, приходит чувство хорошо сделанного спектакля.

Петр Капица после просмотра спектакля Юрия Любимова заметил: "Здесь как-то мысли и чувства по-другому выразились. Как говорят: красивое решение задачи". Красивое решение задачи - так бы я охарактеризовал прошедшую премьеру в калужском драмтеатре. "Понтий Пилат" далеко не идеальный спектакль, но он, да - "красивое решение задачи". Вот только задача эта из учебника арифметики за третий класс. Впрочем, сходите, посмотрите сами.

Фото: teatrkaluga.ru

comments powered by HyperComments