Александр Николаевич Машков

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Николаевич Машков — дедушка Ольги Лапшиной, заместителя генерального директора Ники-ТВ.

 В 18 лет ушел на фронт. Это был январь 1943. До этого месяц провел в Горьком на кратких курсах, обучение на которых было очень далеким от реальности. Первый бой принял под Донбассом. Мой дед защищал Украину. Дедушка служил в минометном батальоне. Первый бой был коротким — поставили орудия, зарядили мины, и успели сделать только 2 выстрела. А потом отступали долго и тяжело. Чудом избежал ранения — взрывной волной под Дарницей отбросило в выгребную яму — только это и спасло от осколков и контузии. Освободили Киев, а дальше пешком. Ноябрь месяц, снег, грязь — а шли в ботинках и обмотках, и вечно голодные. Помню как в детстве поражалась, когда дедуля рассказывал как они ловили ворон и варили их вместе с перьями. Так быстрее. Вместе с ними шел и командир 8-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант Алексей Попов. Он, еще участник первой мировой войны, по рассказам деда был весь синий, аж смотреть было страшно — так как всегда сам рвался в бой на танке и много раз горел.

С Украиной у деда было связано и еще одно тяжелое воспоминание — под Житомиром с боем выгнали немцев из села. А там среди трофеев были большие винные запасы кого-то из местных. Ну и на радостях все напились. Немецкая разведка работала хорошо… Этот бой был одним из самых страшных для деда — столько наших полегло…просто так. из-за своей же глупости. Село оставили и отступали после этого аж до Белой Церкви (а это почти 100 км). 

Пешком прошли всю Украину, Белоруссию, Европу. В Восточной Пруссии получил серьезную контузию. В полевых условиях операцию делать отказались. Пришел в себя, научился говорить. Рассказывал, как приносили тарелку с едой и показывали жестами как надо есть..... 
А дальше Польша и в сентябре 1944 медаль «За Отвагу «. За уничтоженные два станковых пулемета. В феврале 1945 там же в Польше Орден Красной Звезды.


В мае 1945 его часть стояла в 40 километрах от Берлина. Сначала, по слухам, солдаты передавали друг другу, что война закончилась, капитуляцию подписывают! А потом командование все подтвердило. Дали разрешение отправиться в Берлин. Оставил свою подпись на рейхстаге и мой дед. Говорил, писали везде: и на рейхстаге, и на ближайших зданиях, и на заборах. Русский, американец, англичанин, поляк — языков не знали, но обнимались все. 

Домой не отпустили — полтора года после победы разбирали завалы в Берлине. А потом на Украину — подавлять бандеровские отряды. Демобилизовался только в 1950 году, 

— рассказала Ольга Лапшина.

comments powered by HyperComments