16:39, 01 Сентября 2018

Олег Сухацкий: «Мы должны сделать всё возможное, чтобы террористы больше никогда даже не помышляли вторгнуться на нашу землю»

Третьего сентября Россия отметит День солидарности в борьбе с терроризмом. Дата напоминает нам о трагических событиях, случившихся с 1 по 3 сентября 2004 года в школе города Беслана. Во время линейки, посвящённой началу учебного года, школьники и учителя были захвачены в заложники бандой террористов. В результате беспрецедентного по своей жестокости преступления погибли более 300 человек. В основном это были женщины и дети.

Жители области вместе со всей Россией отдадут в этот день дань памяти тысячам своих соотечественников, погибших от рук террористов в Беслане и Буденновске, при взрывах жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, в санкт-петербургском метро и волгоградском троллейбусе, а также во время других терактов.


В нашем регионе проживает немало людей, на собственном опыте познавших звериную суть терроризма. Например, козельчанин Олег Сухацкий во время срочной службы в армии в 1995 году с оружием в руках принимал участие в наведении конституционного порядка на Северном Кавказе.

Накануне памятной даты он поделился воспоминаниями о событиях тех лет и рассказал о своём отношении к терроризму.

Олег Сухацкий не любит вспоминать времена своей службы в Чечне. Слишком много тяжёлых эпизодов прошло перед глазами тогда ещё совсем молодого парня во время первой чеченской кампании, слишком много потерь пришлось ему пережить. После окончания учебки в Коврове он попал в мотострелковый полк, расположенный под Нижним Новгородом, откуда в 1995 году был на полгода направлен в боевую командировку на Северный Кавказ.

Вернувшись домой, Олег Викторович продолжил службу в Козельской ракетной дивизии. Начинал прапорщиком, потом заочно получил высшее образование и стал офицером. Сейчас капитан Сухацкий руководит отделением.

Ехали мы в Чечню с противоречивыми чувствами. Конечно, нам сообщили, куда направляемся. До этого целенаправленно готовили к боевым действиям: проводили стрельбы, метали гранаты. В учебку специально приезжал капитан, который занимался с бойцами. Он не только рассказывал, с кем и чем нам придётся столкнуться в Чечне, но и показывал, как правильнее обращаться с оружием, давал советы и рекомендации, которые помогают в бою.

До Моздока летели на самолёте, а оттуда нас «вертушками» забросили в полк. Часть находилась в горной местности на берегу реки Аргун, за которой стояло село Шатой. Мы сопровождали колонны в Аргунском ущелье, освобождали от боевиков Шатой, Комсомольское и другие сёла.

Я был обычным солдатом-срочником, и в планы командования меня не посвящали. Перед нами ставили конкретные задачи: блокировать населённый пункт и зачистить его от террористов. Мирное население пряталось в своих домах, а бандиты обстреливали нас. Боевиков было много, они ожесточённо сопротивлялись, когда мы заходили в сёла. Мы отвечали и постепенно, двор за двором, вытесняли их или уничтожали.

Поначалу было страшно, потом привыкаешь. Мы понимали, что воюем за правое дело: защищаем свою землю, освобождаем часть России от террористов.

У террористов нет идеологии, их интересуют деньги, - говорит Олег.

Мирное население Чечни не хотело войны. Это были такие же простые работяги, как мы, которые занимались сельским хозяйством и трудились на своих участках. К солдатам-срочникам они относились спокойно. Когда местные жители зачем-то приходили к нам, мы нормально общались.

Другое дело – боевики. В составе незаконных вооруженных формирований были в основном наёмники. Ребята из разведки, которая занималась захваченными в плен террористами, рассказывали, что среди них много иностранцев: из арабских стран, Украины, был даже один чернокожий.

У террористов в Чечне не было никакой идеологии – только нажива. Это наёмники, которые воевали за деньги. Им было всё равно, кого убивать, лишь бы вовремя платили.

Во время боя многие из них принимали наркотики. Их окружают, предлагают сложить оружие и сдаться, а они все обкуренные, отстреливаются до последнего.

Все, кто видел войну, хотят мира, - продолжает ветеран.

Все, кто видел эту войну, прошёл через неё, не хотят больше воевать. Потому что там погибло очень много наших людей. В основном это были молодые ребята, солдаты, которым едва исполнилось по 19 лет. У нас в части тоже были большие потери. Мой друг Александр из Калужской области, с которым мы вместе начинали службу ещё в учебке, получил ранение и отправился домой.

А что за это время пережили родные и близкие – отдельная история. Я написал домой, куда нас отправили. Тогда не было возможности позвонить по телефону, только письма, да и те отправляли от случая к случаю. Поэтому дома сильно переживали, часто плакали. К счастью, вернулся живым и здоровым, а во многие другие семьи пришло большое горе.

Самое главное: это не должно повториться, - считает Олег Сухацкий.

Мы должны сделать всё возможное, чтобы террористы больше никогда даже не помышляли вторгнуться на нашу землю. И для этого сейчас делается очень многое. Армия России гораздо лучше готова к боевым действиям, чем двадцать лет назад. Мы располагаем более совершенной военной техникой, подготовка солдат ведётся на качественно ином, более высоком уровне. Боеспособность Вооружённых сил России существенно повысилась, и они готовы выполнить все поставленные задачи.

Алексей Горюнов

Нашли опечатку
в тексте?
Выделите
её мышкой!
И нажмите