13:56, 10 Марта 2020

Дмитрий Денисов в интервью «Российской газете» подтвердил отсутствие захоронения в калужском бору

Недавно в СМИ прошла серия публикаций о захоронении в городском бору Калуги. О том, что оно оказалось на закрытой охраняемой территории, где расположена ведомственная гостиница. А после реконструкции на памятнике так и не появились имена 121 героя, погибшего при освобождении Калуги в декабре 1941 года и в январе 1942-го. Теперь здесь написано: «Неизвестному солдату». Была публикация об этом и в «РГ — Неделе» (N 24(8078) от 5 февраля 2020 года). Но, как оказалось, захоронения здесь нет. По крайней мере, такой вывод напрашивается после работы в архиве и нескольких раскопок, которые провели поисковики. Об этом «РГ» рассказал временно исполняющий обязанности городского головы Калуги Дмитрий Денисов.

Дмитрий Александрович, говорят, ваше первое распоряжение на посту мэра касалось воинских захоронений времен Великой Отечественной войны. Почему?

Дмитрий Денисов: Не совсем так. Это было распоряжение о подготовке к празднованию 75-летия Победы. Но одно из центральных поручений было действительно связано с приведением в порядок воинских захоронений, мемориальных комплексов и территорий, прилегающих к ним. Мы же прекрасно понимаем, что в вопросах, связанных с воинскими захоронениями, точку ставить преждевременно. Поисковые работы проводятся на регулярной основе.

И даже по уже существующим захоронениям?

Дмитрий Денисов: Да. Возьмем публикации по захоронению в городском бору. Его координаты журналисты взяли из интернет-ресурса. А они оказались неточными.

Это не только памятника в городском бору касается. На интерактивную карту области были нанесены мемориалы, памятники и обелиски, братские могилы более чем по 500 адресам. И чтобы люди могли найти могилы своих родственников, на карте были указаны координаты. Я спросил: «Как вы их определяли?» Оказывается, пользовались открытыми интернет-ресурсами. В этой связи возникла большая погрешность в определении координат.

И какова была эта погрешность?

Дмитрий Денисов: Со слов специалистов Калугаинформтех, метров 300-400, а иногда и более.

То есть вы хотите сказать, что на том месте, где в городском бору был обелиск, а сейчас мемориальная плита, нет захоронения?

Дмитрий Денисов: По конкретному месту в начале февраля этого года в бору были проведены поисковые работы. В наш адрес представлены документы, по которым в данном конкретном месте захоронения нет. Отсутствует также захоронение по координатам, указанным на геопортале, что тоже было подтверждено документально. Именно поэтому на памятнике и выбита надпись «Неизвестному солдату».

Но в Книге Памяти Калужской области говорится, что здесь похоронен 121 красноармеец. И паспорт есть у захоронения.

Дмитрий Денисов: Паспорт формировали на основании данных из различных источников, в том числе Книги Памяти. Следует отметить: во всех имеющихся в настоящий момент открытых источниках число захороненных существенно разнится. Кроме того, в различных источниках места захоронения названы по-разному. Обнаружены факты наличия одних и тех же фамилий по разным захоронениям города.

Кто конкретно ведет эту работу? Есть ли у них необходимые полномочия?

Дмитрий Денисов: Поисковую работу ведет Калужская областная общественная организация поисковых отрядов «Патриотическое объединение «Память». У нее имеются все необходимые разрешения. Она, кстати, является одним из учредителей Российского военно-исторического общества.

Когда же будут закончены эти работы?

Дмитрий Денисов: В настоящий момент специалисты «Памяти» выехали в Центральный архив Министерства обороны РФ в город Подольск. По результатам этой работы мы сделаем последующие выводы.

А что будет с памятником «Неизвестному солдату» на территории бора? Может, все-таки подвинуть забор, чтобы без охранников можно было пройти к нему?

Дмитрий Денисов: Любое предприятие может возвести у себя на территории монумент, памятный знак с целью увековечить память павших в годы Великой Отечественной войны или по другому случаю. В Калуге, например, много памятников находится на территории образовательных учреждений, заводов. Что же, выносить и их теперь?

Также и в бору двигать забор нет никакой необходимости. Сегодня к памятнику сможет пройти любой желающий. Правда, запросов таких в городскую управу не поступало, а наличие охраны обеспечивает соответствующий контроль за его сохранностью и состоянием.

Списки проверили

Из Центрального архива минобороны пришел ответ о местах захоронения конкретных воинов, погибших в 1941–1945 годах на территории Калуги. Об этом «РГ» рассказал военный комиссар Калужской области, полковник Сергей Кузьменков:

— В нем сказано, что проведена тщательная сверка конкретного списка, составленного по Книге Памяти Калужской области, по местам захоронений. Выяснилось, что в донесениях воинских частей о гибели воинов, внесенных в этот список, формулировки «погиб в бою: г. Калуга, бор, территория санатория» не имеется.

Также обозначенные места гибели не всегда совпадали с первичным местом захоронения, поэтому информация Центральным архивом была уточнена. И приложена сравнительная таблица результатов сверки списка, составленного по Книге Памяти, по местам захоронения на 109 военнослужащих. Даны ссылки на все документы, имеющиеся на хранении в архиве. В том числе предоставлены сведения, что в 1954–1955 годах производились перезахоронения из одиночных могил в братские. Также выявлены фамилии погибших в районе Анненки и указаны места их первичного захоронения. Согласно справочнику дислокации военных госпиталей в 1941–1945 годах (том 1, «А-Б», том 4 «К», том 8 «С») военно-лечебных учреждений в Анненках и Санатории не было. Уточнены сведения о дислокации в Калуге-Бор эвакогоспиталя N 4839 с 6 января 1944 года по 13 января 1946-го. Но погребений на его территории не было. Хоронили на кладбище в Калуге в братских и одиночных могилах.

«Российская газета»

Нашли опечатку
в тексте?
Выделите
её мышкой!
И нажмите